23:34 

Быт и нравы волшебников

Министерство Магии
When full the gleaming moon becomes / Something wicked this way comes
Демография и география

В Великобритании волшебное сообщество насчитывает около десяти с лишним тысяч членов, считая не только волшебников и сквибов, но и гоблинов, домовиков и других существ (в том числе таких, как кентавры, оборотни и водный народ). Конечно, большую его часть составляют люди, их чуть больше семи тысяч. Среди волшебников нет большого разброса между мужчинами и женщинами — их примерно поровну. Почти каждый год прибавляются магглорождённые волшебники, которых, впрочем, в магической Британии, не так уж много, около тысячи. Куда больше чистокровных, больше трёх тысяч. Впрочем, с точки зрения аристократических семей, ревниво следящих за родословными, это число гораздо меньше. В любом случае, как ни считай, среди волшебников немало полукровок, то есть тех, у кого кто-то из бабушек и дедушек не был магом. Их больше двух тысяч, но это цифра, конечно, плавающая. Также изредка встречаются потомки союзов с нелюдями, то есть гоблинами, вейлами, иногда даже великанами.

По возрастному составу волшебное сообщество не особенно отличается от маггловского. Маг взрослеет и начинает стареть тогда же, когда и маггл, и в среднем живёт столько же. Дело в том, что физиологически волшебник от маггла не отличается абсолютно ничем (кроме таланта колдовать). Магия иногда может продлить жизнь и сделать её весьма долгой — например, Армандо Диппет, один из директоров Хогвартса, прожил три с лишним сотни лет. Но для такого долгожительства волшебник должен употребить все свои силы на борьбу со смертью и всё своё мастерство сосредоточить на продлении жизни, к тому же, для этого нужна большая удача. Так что для маггла такой срок жизни — фантастика, а волшебник ему просто очень удивится.

Хотя у магов и магглов много общего, первые, как правило, не контактируют с последними. Большинство волшебников живёт в сельской местности или пригородах, предпочитая уединённые дома маггловским муравейникам. В Британии есть несколько районов, облюбованных волшебниками. Например, это окрестности деревни Оттери-Сент-Кэчпоул или Годрикова Лощина. Но там по соседству с магами живут магглы. Единственный населённый пункт, полностью принадлежащий волшебникам — деревня Хогсмид в Шотландии. Конечно, также есть школа Хогвартс, недоступная для магглов, и отдельные территории в городах. В Лондоне волшебникам принадлежат две улицы — Косой и Лютный переулки, — и пара десятков домов. В других городах это отдельные здания, отведённые чаще всего под магазины, кафе и гостиницы для волшебников. Эти уголки разбросаны по всей стране, но для магов расстояния не проблема.

Производство и бытовая жизнь

Волшебники независимы от магглов практически во всех сферах жизни. Всё необходимое они производят сами. Многие маги занимаются натуральным хозяйством, одни только для себя, другие — на продажу. Магия помогает им выращивать богатейшие урожаи, да и домашний скот плодится хорошо. И продаётся всё это, как правило, в лавочках для волшебников. Есть там и волшебный алкоголь. Даже достаточно экзотические продукты можно вырастить с помощью колдовства — или купить у собратьев из других стран. Так что средний маг никогда в глаза не видел супермаркета.

Конечно, волшебники выращивают (и разводят) также ингредиенты для зелий. Собственно, зелья для них — всё то, чем для магглов являются лекарства, бытовая химия, косметика и многое другое.

Волшебники сами строят дома, делают мебель и посуду (нередко накладывая на них различные чары). Они сами изготовляют ткань и одежду и так далее. В домах большинства магов нет электричества или центрального отопления: вместо этого сведущие в таких чарах специалисты накладывают заклинания для сохранения тепла и сохранности продуктов. Впрочем, это не обходится бесплатно, чары приходится время от времени обновлять, да и от бытовых неожиданностей никто не застрахован. В волшебных домах только канализация близка к маггловской, но и она создаётся не без помощи колдовства. Исключением в этом плане являются разве что магглорождённые и некоторые полукровки, да и то не всегда.

Конечно же, маги также делают котлы, палочки, мётлы, книги по магии и другие сугубо волшебные вещи. Есть и своя типография, и даже своё радио.

Так что в итоге единственное, что волшебники вынуждены брать у магглов — это собственно маггловские изобретения. Хогвартс-экспресс был изготовлен магглами. Фотоаппараты, благодаря которым создаются колдографии, и волшебные радиоприёмники покупаются у магглов и зачаровываются. Министерство владеет несколькими автомобилями, также взятыми у магглов. И, разумеется, через посредников волшебники покупают маггловскую одежду, нужную для маскировки. Есть ещё маггловские товары, которые привлекают некоторых падких на экзотику, но их приток в магический мир ограничен. Например, это сигареты — у магов есть только трубки и самокрутки. Или такая мелочь, как чай в пакетиках, капроновые чулки и пр.

Причиной этому важная отличительная черта — у магов нет фабричного производства. Так как их очень мало, в этом нет нужды. Каждая вещь изготовляется отдельно и является уникальной. Это означает, что масштабный бизнес и сверхприбыли в мире волшебников невозможны (экспорт ведь тоже будет крайне ограничен), если только не связаться с маггловскими предприятиями, но это запрещено законом.

Зато очень многие колдуны являются владельцами своего маленького бизнеса: фермы, лавочки, магазина, кафе. Их клиентами являются не только волшебники, но и, например, гоблины, так что прибыль зачастую неплоха. Настоящей золотой жилой в этом плане является Хогсмид, где постоянно бывают туристы.

В целом можно сказать, что едва ли не большинство либо держит бизнес, либо работает на чей-то бизнес.

Деньги и доходы

В мире волшебников существует своя валюта, в Великобритании это галлеоны, сикли и кнаты. В одном галлеоне 17 сиклей (или 493 кната), в одном сикле 29 кнатов. Курс галлеона к английскому фунту плавает, и на момент игры стоимость галлеона — десять фунтов.

Кнаты — бронзовые монеты. Сикли и галлеоны покрыты слоем серебра и золота соответственно, но полностью из драгоценных металлов не состоят, поэтому ценность этих монет не так высока, как могло бы показаться.

Что касается цен, то мы укажем их довольно условно. Надо также отметить, что в туристических местах и во время таких мероприятий, как чемпионат мира по квиддичу, цены взлетают до небес, а в Лондоне всё будет дороже, чем в Йорке или Ноттингеме.

Но в целом средние расходы среднего волшебника, не обременённого семьёй, примерно таковы. Питаться вполне можно на пять галлеонов в месяц, если жить очень скромно, и на десять, если себе не отказывать, но и не вкушать соловьиные язычки. Например, сиклей за десять закупаться мясом на неделю, овощами — от десятка кнатов до пары сиклей. В кафе или пабе безалкогольное сливочное пиво стоит два сикля. Простая булочка будет стоить пару кнатов.

За свечи — монополию на изготовление и продажу которых имеет Министерство Магии, — приходится платить в среднем не меньше семи-десяти галлеонов в месяц, свет дорог. Три галлеона в месяц стоит подключение к каминной сети, плюс расходы на покупку летучего пороха, от трёх до пяти галлеонов в месяц в среднем. Эти деньги тоже уходят в Министерство.

Мантия, сшитая у мадам Малкин на заказ, стоит от четырёх галлеонов за простую и от семи за парадную. Одежда из сэконд-хэнда, конечно, стоит гораздо дешевле.

Стоимость номера "Ежедневного Пророка" — пять кнатов. Стоимость средней книги — от нескольких сиклей, но действительно хорошее или редкое издание может стоить и несколько галлеонов.

Товары, необходимые для колдовства, дороги в силу своей уникальности. Волшебная палочка от Оливандера стоит не меньше семи галлеонов, например. Около галлеона стоит новый котёл для зелий. Метла в зависимости от модели может стоить от пары и даже до сотни галлеонов. Однако подобного рода вещи покупаются редко, палочка, например, нередко одна на всю жизнь. При желании можно достать поддержанные предметы, которые стоят в разы дешевле — не только котёл или метлу, но и палочку.

Платным является и лечение в больнице св. Мунго.

В целом приличной зарплатой, на которую можно жить, считается 600 галлеонов в год (то есть 50 в месяц), не считая налогов. Для примера: продавец по "Флориш и Блоттс" получает в месяц сорок два галлеона (плюс проценты от продаж). Средний сотрудник Министерства — от тридцати (для невысокой должности) до пятидесяти-шестидесяти плюс некоторые льготы, например, частично или полностью оплаченное лечение в больнице св. Мунго. Аврор имеет сотню галлеонов в месяц плюс льготы за риск для жизни. А вот зарплата преподавателя Хогвартса невелика, всего тридцать галлеонов, пусть к ней и прилагаются стол и проживание. Низкоквалицированная работа, например, кормить драконов в подземельях "Гринготтса", может стоить три-пять галлеонов в неделю.

Конечно, очень дорога недвижимость, как её покупка, так и аренда. Особенно это касается Лондона, где небольшая квартира стоит минимум двадцать пять галлеонов в месяц. Снимать где-нибудь в Ковентри куда дешевле, можно уложиться в семь-десять. Однако надо отметить, что маггловские цены в этой сфере куда выше. Маггловские цены вообще достаточно высоки с точки зрения волшебников и в пересчёте на их валюту.

И, конечно, одна из самых важных денежных трат в жизни волшебника — плата за образование. Хогвартс стоит денег. Конечно, некоторые талантливые студенты учатся по гранту от самой школы или от Министерства. Также надо отметить, что вопрос платы за магглорождённых каждый раз решается отдельно, и чаще всего за них платит либо школа, либо Министерство, а это около сорока студентов, учащихся единовременно. Но большинство учеников должны вносить деньги за своё обучение. Дело в том, что Хогвартс — не государственное учреждение и держится на плаву самостоятельно, за счёт учеников и пожертвований. Школа подчиняется только Совету попечителей, которые по совместительству являются и главными спонсорами.

Обучение стоит пятьдесят галлеонов в год, что вполне посильная сумма для многих волшебников, но неимущие в этой и подобных ситуациях нередко берут кредиты у банка "Гринготтс" и порой забирают детей из школы после пятого курса.

Образование

На Британских островах есть только одно образовательное учреждение — школа чародейства и волшебства Хогвартс. Она не имеет прямых аналогов с маггловскими учебными заведениями, потому что, являясь, по факту, школой или колледжем, даёт высшее образование в мире волшебников.

Нельзя сказать, что каждый британский маг заканчивает Хогвартс. Довольно много тех, кто учится дома и потом приезжает сдавать экзамены. Хватает и тех, кого родители отсылают учиться за границу, чаще всего в Бобатон или Дурмштранг. Оказаться на домашнем обучении можно по разным причинам — из-за слабого здоровья, из-за бедности родителей или, напротив, если семья располагает средствами и желает нанять ребёнку учителей. А учатся за границей, как правило, дети богатых родителей. Исключением являются старшекурсники, которые уже выбрали свой путь в жизни и переводятся в подходящую иностранную школу ради будущей профессии.

Нельзя также сказать, что все выпускники Хогвартса имеют за плечами семь его курсов. Пару десятков лет назад многие уходили после пятого года обучения, и это было абсолютно нормальным. Сейчас это происходит заметно реже, в том числе в силу конкуренции за рабочие места, но всё равно ещё случается. Например, отпрыск владельца или владелицы магазина, готовясь работать в семейном бизнесе, может не нуждаться в сдаче ЖАБА.

Однако для многих занятий нужно профессиональное образование — это может быть работа аврора, колдомедика, учителя. Университетов или чего-то подобного у волшебников нет, высшее образование напоминает, скорее, средневековое цеховое обучение. Молодой волшебник или ведьма прикрепляется к наставнику и постигает мастерство на практике, сперва помогая специалисту, а потом постепенно учась работать самостоятельно. В итоге — когда через год, когда через несколько лет, в зависимости от профессии, — подмастерье ждёт проверка полученных навыков и принятие в ряды мастеров.

Примерно такая система, например, у трёхгодичных аврорских курсов. Разве что аврор-стажёр до прикрепления к наставнику и обучения в поле сперва получает практическую подготовку в искусственно созданных условиях, — ведь нельзя сразу выпустить его на реального преступника, — и, конечно, учится теории.

Итак, молодой волшебник вступил во взрослую жизнь, получил образование и нашёл работу. Теперь стоит коснуться жизни не только общественной, но и личной.

Брак, семья, секс

В ряде чистокровных семей, прежде всего аристократических, таких как Блэки, Лестрейнджи или Малфои, принято жениться и выходить замуж рано, в возрасте примерно с семнадцати (совершеннолетие у магов) до двадцати лет. Зачастую кандидатура будущего супруга или супруги определена если не в детстве, то в отрочестве отпрыска знатного рода. Конечно, хватает и исключений, особенно в наше время, но традиция такова.

Менее обременённые обычаями семьи относятся к этому вопросу проще. В частности, редко когда молодых людей обоих полов всерьёз побуждают непременно найти себе супругов. Чаще всего волшебники женятся в среднем в двадцать пять - тридцать лет по обоюдному желанию. Можно, впрочем, отметить, что одобряется выбор супруга из своей среды — и в плане крови, и в плане материального достатка. Браки волшебников с магглами шокируют многих до сих пор.

Чаще всего в семьях волшебников рождаются один-два ребёнка, порой три. Так как существуют различные средства магической контранцепции (а для магглорождённых и некоторых полукровок ещё и маггловские), планировать количество вполне реально. Помимо того, что мало какая семья может прокормить ораву детей, волшебному сообществу не особенно выгоден резкий скачок численности.

Дети считаются ценностью и гордостью, что, впрочем, не мешает существовать традициям сурового воспитания, пришедшим из старых времён. Все мы помним, например, что довольно жестокие телесные наказания в Хогвартсе отменили всего-то лет десять тому назад.

Конечно, многие сожительствуют вне брака или имеют нетрадиционные пристрастия. Однако общество волшебников консервативно. Наиболее одобряемый обществом образ жизни — через несколько лет после школы жениться/выйти замуж или же уйти с головой в работу. Ко всему остальному отношение двойственное. С одной стороны, волшебник или ведьма может позволить себе довольно многое, а с другой — только если не будет это особенно афишировать.

Как правило, все в округе более или менее точно знают, кто с кем в каких отношениях состоит, но, пока сор не выносится из избы, это не обсуждается. Лезть в чужую личную жизнь не принято. Однако любые громкие заявления могут породить скандал и общественное осуждение.

И если относительно жизни вне брака мнение очень постепенно меняется в сторону большей либеральности, то однополые связи осуждаются однозначно, пусть уголовной ответственности за них нет и не было. Вообще есть довольно распространённое мнение, что гомосексуальность — придумка магглов, не знающих, чтобы ещё такое выдумать, и в мир волшебников её привнесли магглорождённые. Впрочем, скандалы на эту тему крайне редки, а подобные темы, как правило, не обсуждаются. Это касается и других нетрадиционных практик.

Та же установка "не выноси сор из избы" действует относительно разводов. Надо сказать, что волшебники могут пройти через светскую процедуру бракосочетания, созданную Министерством ещё на заре его возникновения (то же касается, кстати, регистрации рождения и смерти). Если имел место церковный брак, то всё зависит от традиций данной конфессии, а вот союз, зарегистрированный чиновником из Министерства, вполне можно расторгнуть. Однако, несмотря на такую возможность, разводы среди волшебников редки: уж слишком это скандально. Нередко супруги тихо разъезжаются и не мешают жизни друг друга, но формально остаются в браке, чтобы всё выглядело прилично.

И, так как зашла речь о церковных и светских браках, стоит коснуться вопроса религии.

Религия

У волшебников нет своей религии и даже неких остатков традиционных именно для них верований. На протяжении многих столетий маги жили среди магглов, поэтому вопросы религии для них всех были общими. Так что на территории Британии большинство волшебников придерживаются христианства. Во всяком случае, они зачастую крещены, знают основы веры, отмечают христианские праздники, используют выражения и образы, связанные с христианством (от библейских притч до ругательств).

Детей принято крестить, статус крёстного отца и крёстной матери до сих пор важен, как это было в Средневековье и начале Нового времени. Это своего рода способ породниться. Празднуя Рождество, волшебники прекрасно помнят, о чьём дне рождения речь.

Зачастую это дань традиции, и далеко не каждый всерьёз задумывается над вопросами веры, однако склонность поступать как заведено у волшебников очень сильна. Поэтому большинство их них — когда чисто формально, когда нет, — принадлежит к англиканской церкви и, реже, другим направлениям протестантизма, а среди старых семей до сих пор хватает католиков.

Надо отметить, что у волшебников встречаются свои теории относительно библейских событий, житий святых и постулатов христианства. Например, некоторые радикалы, основываясь на отрывке из книги Бытия, считают, что Господь сперва сотворил магов, и только они созданы по Его образу и подобию, унаследовав божественную силу творить чудеса, а вот магглы созданы позднее и только для того, чтобы быть магам помощниками. Считается, что многие святые были волшебниками, например, святой Патрик и святая Вальбурга (про некоторых это даже известно более или менее точно). Некоторые до сих пор спорят, был ли Иисус Христос магом. Конечно, превращение воды в вино для волшебника ничего особенного не представляет, зато это добавляет евангельским событиям реалистичности с точки зрения мага. А воскресение Христа является таким же невероятным чудом, как и для маггла — ведь никакой магией нельзя сотворить подобное.

Что касается отношения христианства к магии, то надо отметить, что изначально (и это до сих пор верно, по крайней мере, для католической церкви) христиане в реальность колдовства попросту не верили (небезызвестный канон "Епископы", V век). Позднее отношение к этому стало сложнее, и теперь каждый волшебник (как и каждый маггл) зачастую решает этот вопрос сам для себя. Однако большинство просто не задумывается об этом — если магия врождённый дар, она не может быть грехом (чего не скажешь о вызове дьявола и прочих зловещих практиках). А что касается охоты на ведьм или деятельности инквизиции, то мало ли в мире творилось зла, прикрываемого благими идеями?

Более экзотические религии встречаются редко, но всё же есть шанс встретить в магической Британии иудея, мусульманина или даже буддиста. Чаще всего это потомки приезжих, совсем редко кто-то приходит к этому сам. Так или иначе, их в лучшем случае единицы.

Есть и странные, по общему мнению, личности, интересующиеся языческим прошлым, но их и того меньше.

Конечно, есть атеисты и агностики, но, как ни странно, чаще всего это магглорождённые и близкие к миру магглов полукровки. Для них зачастую неприемлемо то, например, что большинство волшебников всерьёз оперирует понятием души. Ведь на самом деле в этом вопросе магам не легче, чем магглам. Верующие считают, что у них есть доказательства существования души и других сверхъестественных сущностей. А для неверующих наличие, например, привидений — не довод, ведь это всего лишь воспоминание о человеке, лишённое возможности меняться и развиваться. Так что время от времени разгораются споры — как на страницах научных журналов, так и на кухнях и в гостиных.

Вообще на "научном" понимании души и некоторых других вопросах надо остановиться подробнее.

Наука

То же использование понятия "душа" — прежде всего, дань традиции. Так отдавали дань христианству маггловские учёные шестнадцатого века. В целом в тех сферах, что не связаны с магией, понятия волшебников об устройстве мира довольно-таки устаревшие.

Существуют потрясающие магозоологи и знатоки волшебной селекции с её особенными законами. Но о маггловской биологии представление более чем отдалённое. Например, это касается генетики и представления об опасности близкородственных браков — его фактически нет.

Существуют талантливые создатели новых заклинаний. Они преодолевают законы магии так же, как маггл, создавший самолёт, преодолел гравитацию. Но на законы физики они смотрят исключительно через призму законов волшебства. Некоторые живущие в глуши колдуны и колдуньи до сих пор думают, что Солнце вращается вокруг Земли.

Существуют колдомедики, способные зельем вылечить перелом, а чарой исцелить ранение, но они не имеют понятия о том, как накладывать швы, не знают, как вытащить пулю, и не в курсе существования вирусов.

Существуют исследователи древних магических рун, но абсолютное большинство волшебников не имеет представления об истории английского языка и тем более лингвистике. Их учат грамотно писать, но не более того.

Существуют специалисты в области магической астрономии, которые могут виртуозно высчитать положение планет и указать по ним наилучший момент для ритуала, и знатоки астролологии, предсказывающие будущее по движению звёзд. Но далеко не все из них знают о существовании чёрных дыр.

Пожалуй, разве что гербология ближе всего к маггловской ботанике, ведь для волшебства нередко используются обычные растения. Да на истории магии иногда всплывают те факты, что изучают и английские школьники-магглы.

Зачастую это порождает непонимания между волшебными специалистами с одной стороны и сведущими в маггловских дисциплинах с другой. Каждая сторона может считать другую прискорбно невежественной.

Надо отметить, что в мире волшебников, как и у магглов, есть разница между обывателями и учёными. Магическая наука имеет древнюю историю и продолжает развиваться. Но простых волшебников зачастую не волнует механика и природа того или иного заклятия, а только его практическое применение.

То же касается знаний и идей в других сферах. Например, среди магов бытует немало стереотипов о различных волшебных существах. Учёные давно опровергли многие из них, но кого это волнует?

Культура и искусство

Конечно, и здесь магия является ключевым фактором, отличающим волшебников от магглов. Однако важную роль также играет закрытость магического сообщества.

Например, архитектура поставлена на службу секретности, и украшение зданий снаружи почти невозможно. Как будто компенсируя это, волшебники любят делать внутренние помещения просторными и даже огромными. Прежде всего это касается публичных мест, таких как Большой зал Хогвартса или атриум здания Министерства. Они пафосны, монументальны и довольно просто оформлены. Порой это также свойственно холлам и залам волшебных поместий.

Жилые же помещения волшебников отличают большее стремление к уюту и любовь к мелочам, но и здесь встречается своего рода пускание пыли в глаза: постели с балдахинами, резьба и проч. Тем более что волшебный стиль зачастую представляет собой причудливое смешение деталей, взятых из разных периодов. Чаще всего доминируют элементы из XIX века. Впрочем, в старинных домах нередко можно видеть форменную елизаветинскую эпоху. Например, стены до сих пор украшают гобелены.

Конечно, есть и картины, чаще всего портреты и жанровые сценки. Первые нередко интересуют магов в качестве своего рода посмертных масок, сохраняющих умершего волшебника таким, каким его помнят. Это не в полной мере личность, скорее, нечто вроде призрака, воспоминания. Их до сих пор заказывают, хотя в быту живопись вытеснена колдографией. Люди на колдографиях не могут общаться со зрителями, как персонажи картин, а просто повторяют то, что было заснято, но большинству это нравится. Тем более что волшебная живопись традиционно полна сложного символизма и патетики, ведь маги закрылись от мира магглов в эпоху барокко. Со временем манера художников стала более реалистичной, но традиции всё же нельзя просто так сбросить с корабля.

Стоит отметить, что с обычаем оживлять картины соседствует обычай оставлять скульптуру просто скульптурой. Часто её зачаровывают, например, создают причудливый фонтан, но не более того.

В литературе царит разнообразие. Новые художественные книги появляются нечасто — много ли писателей статистически появится среди жителей одного маленького городка? — зато это и приключенческие романы, и любовные истории, и детективы, и сказки.

Зачастую можно проследить множество связей волшебной литературы с маггловской. Детские книги, например, несут на себе отпечаток викторианской эпохи, они нравоучительны и часто довольно жестоки с точки зрения магглорождённых читателей. Приключенческие романы пишут нередко в духе Жюля Верна, Стивенсона и Дюма. Они полны экзотики: редкие волшебные твари, небывалая в реальной жизни магия, затерянные уголки планеты и, конечно, магглы, которых писатели часто изображают довольно причудливо. Популярны истории про славное прошлое. Существует немало повестей с продолжением, особенно детективов. В период Второй мировой многие волшебники познакомились с книгами Агаты Кристи и других авторов этого жанра, так что пишется немало романов о приключениях авроров или просто хитроумных волшебников.

Зато редки сложные произведения с уклоном в философию и психологию. Они существуют, но, как и в мире магглов, большинство предпочитает что-то поувлекательней. В литературе затрагиваются социальные проблемы, но редко когда это делается действительно всерьёз. Диккенс повлиял на творчество волшебников, но у него они предпочитают брать сентиментальность и финалы в духе "Рождественской песни" и "Оливера Твиста".

У волшебников популярны сборники сказок, прежде всего "Сказки барда Биддля", но есть и другие. Иногда они схожи сюжетом с маггловскими, иногда не имеют аналогов.

Конечно, существует много шуток, пародий, логических игр, сборников загадок и других любопытных вещей.

Поэзия тоже разнообразна — от символических стихов о вершинах магии до простеньких виршей о любви, от политических эпиграмм до детских песенок.

Волшебники довольно свободно читают литературу магглов, написанную до Статута. Все в той или иной степени знают Шекспира, например, и до сих пор не утихают споры, был он магом или нет. В военные годы многие познакомились с маггловской литературой того периода, в том числе прочли "Хоббита". Даже разразился небольшой скандал, потому что некоторым чиновникам из Министерства книга показалась нарушением Статута.

Существует довольно много периодических изданий разной направленности — от толстых научных журналов до газет для домохозяек, от спортивных обозрений до политических и новостных листков.

Что же касается музыки, то новые веяния в ней так или иначе связаны с влиянием магглов, хотя многие это отрицают. Волшебники играли музыку в стиле барокко до самого девятнадцатого века, когда вместе с железной дорогой и Крымской войной в их мир вошли вальсы, оперы Верди, оперетты и романсы. Точно так же в середине двадцатого века к магам буквально ворвался джаз. На войне волшебники и магглы нередко пели общие песни, так что старшее поколение обоих миров узнаёт "Типперери", "Лили Марлен", "We'll meet again" и другие известные вещи того периода.

На данный момент волшебная музыка продолжает жить теми же мотивами, не особенно меняясь, а новые веяния по большей части проходят мимо.

То же касается и кино — о нём многие маги почти не имеют представления. Комиксы тоже пока не вошли в волшебный мир.

Зато существуют чисто волшебные развлечения вроде магических фейерверков. Есть и театральные представления, зачастую объединяющие разные виды колдовских спецэффектов, а также такая экзотика, как музыка привидений или водного народа.

В жизни волшебников наверняка есть ещё немало деталей, но в рамках одного поста невозможно охватить их все. Отдельно будет сказано о типичных для магов стереотипах и воззрениях, а также будет пара слов об использовании магии в быту, но, если вас интересует что-то ещё — пожалуйста, задавайте вопросы и выносите волнующие вас моменты на обсуждение.

@темы: теория и матчасть

URL
   

В Лондоне всё спокойно

главная