14:20 

Закон и порядок

Министерство Магии
When full the gleaming moon becomes / Something wicked this way comes
Законы магической Британии очень сложны, потому что единого свода законов не существует. Есть несколько кодексов, со времён Средневековья пополнявшихся различными поправками, множество разрозненных актов и ряд прецедентов. Волшебники в большинстве своём не очень сведущи в законах. Однако есть вещи, известные и понятные всем.

Как и у магглов, закон карает за убийство, грабёж, причинение серьёзного вреда здоровью, воровство, мошенничество и т.д. Здесь есть свои чисто волшебные особенности: например, использование Непростительных заклятий является преступлением само по себе. За Конфриго как таковое вас ещё не отправят в Азкабан, а вот сама попытка наложить Империус карается длительным сроком заключения.

Есть и сугубо волшебные правонарушения. Например, незаконное разведение или содержание некоторых видов магических существ. Или несанционированное использование ряда магических искусств: анимагии, легилименции, чар памяти. Незарегистрированный анимаг, использующий своё мастерство в личных целях легилимент или обливиатор рискует наложением солидного штрафа и/или небольшим сроком в Азкабане (который может увеличиться в зависимости от сопутствующих обстоятельств).

А вот использование таких средств, как оборотное зелье, амортенция и Феликс Фелицис, само по себе не является запретным, если не связано с мошенничеством или совершением других преступлений. Например, Феликс Фелицис нельзя принимать спортсменам перед матчем и т.д.

И, конечно, есть такой важный акт, как Статут о секретности. Он предполагает полное сокрытие от магглов волшебного мира и жизни волшебников. Его нарушение может быть минимальным — например, ношение мантии и шляпы в местах скопления магглов. На такие мелочи зачастую закрывают глаза или обходятся выговорами. Но Статут можно нарушить и масштабно, например, сотворив заклинание при маггле, это уже карается заключением в Азкабане. И, конечно, нарушение Статута является отягчающим обстоятельством при рассмотрении других преступлений. Нарушением Статута считается наделение магическими свойствами маггловских предметов, если оно было совершено без разрешения Министерства.

Стоит также сказать пару слов о людях и существах с особым статусом. Со сквибами всё довольно сложно. Так как законопроект об их правах в волшебном обществе не прошёл, до сих пор не очень ясно, стоит ли судить их по законам волшебников, ведь магический закон распространяется только на магов, имеющих палочку. Существует ряд прецедентов, на которые может опираться суд, так что в итоге за убийство волшебника сквиба будут судить, за незаконное разведение низзлов — нет, потому что не было прецедента, а свидетельство сквиба в суде будет рассматриваться наравне со свидетельством маггла.

Что касается магглов, то для Визенгамота важен субъект правонарушения: закон волшебников судит волшебников за их дела, в том числе за преступления против магглов. Несмотря на попытки наделить магглов статусом существ, ныне они классифицируются как люди, и убийство маггла карается как убийство человека, то же касается других преступлений в отношении них. А вот свидетельство маггла в волшебном суде рассматривается с оговорками, так как маггл предполагается существом "несведущим". В случае преступлений магглов против волшебников их деяния должны рассматривать маггловские институты, но волшебники вмешиваются в ход таких дел ради соблюдения Статута. Подобные ситуации вообще довольно редки.

Для волшебных существ существуют свои поправки и уточнения. Например, им нельзя носить волшебную палочку. Также существуют весьма сложные соотнесения между законами волшебников и гоблинов. Что касается оборотней, сам факт отсутствия у них регистрации в Министерстве грозит им Азкабаном, а если такой оборотень совершил убийство, продиктованное его звериной природой — смертная казнь. То же касается заражения человека ликантропией, будь заражённый магглом или волшебником. Имеют ли оборотни право на палочку, остаётся спорным вопросом (и судебных прецедентов нет), хотя в принципе предполагается, что нет, тем более что высокое искусство колдовства вряд ли доступно этим озверевшим безумцам.

Теперь скажем пару слов о самом судопроизводстве. Судом волшебников (и одновременно законодательной властью) является Визенгамот. Серьёзные преступления, караемые казнью или длительным сроком заключения, рассматривает полный состав. Мелкие правонарушения может рассмотреть и один судья. Так как многие главы департаментов являются также судьями Визенгамота, зачастую такого рода дела они рассматривают прямо в своём отделе. Например, в случае нарушения несовершеннолетним запрета на колдовство вне Хогвартса, если с этим деянием не связаны какие-то особые обстоятельства, дело будет рассматривать глава сектора незаконного использования колдовства — скорее всего, просто у себя в кабинете.

Нарушивший закон волшебник может быть подвергнут дисциплинарному взысканию, штрафу, заключению в Азкабане, а также телесным наказаниям и смертной казни. Последние меры, однако, применяются редко. К смертной казни — как правило. через отсечение головы, — обычно приговаривают особо опасных магических существ, а не людей. Что до заключения в Азкабане, то Визенгамот охотно прибегает к этой мере наказания. Неофициально многие говорят, что дементоров нужно кормить, так что вариантов у суда немного. В Азкабан можно попасть на срок от двух месяцев до пожизненного. Также существует такая казнь, как поцелуй дементора. Её применяют редко, как правило — в случае совершения волшебником особенно жестоких преступлений. При этом надо отметить, что до сих пор не до конца ясно, что именно происходит с человеком после поцелуя дементора. Однако этот приговор пугающ сам по себе. Об этичности такого вида казни ведутся споры.

У волшебников существуют нечто вроде защитников и обвинителей, однако защитник — не необходимое условие, зачастую подсудимый себя защищает сам. Обвинителем же выступает один из судей Визенгамота, в резонансных делах им может быть даже сам Министр.

@темы: теория и матчасть

URL
   

В Лондоне всё спокойно

главная